Геноцид детей в Китае.Массовые убийства или снижение рождаемости?

Yolanda-Pablo Milanes

Yolanda-Pablo Milanes

Правительство Китая уже более 30 лет борется с рождаемостью под лозунгами «Растите меньше детей, но больше свиней» или «Откажешься от аборта — дом снесем, коров конфискуем».
Ещё в 2008 года Чжан Вейцин, директор Национального комитета по народонаселению и планированию семьи Китая, официально заявил, что «благодаря политике контроля над рождаемостью государству удалось предотвратить рост населения на 400 миллионов человек».
Всего в мире проживают более 7 миллиардов человек, при этом китайское население составляет 20% от этого числа. В 1950 году в Китае насчитывалось 563 миллиона человек, но уже к началу 1980-х гг. население этой страны выросло в два раза. Чтобы предотвратить стремительный рост населения, в в конце 70-х годов КПК приняла решение вести политику сдерживания рождаемости, основной девиз которой — «Одна семья – один ребенок».
Кей Энн Джонсон, профессор Хэмпфирского университета, пишет в своей книге «Wanting a Daughter, Needing a Son» (2004) о том, что женщины, не сообщившие вовремя о своей беременности и не имеющие право на еще одного ребенка, в некоторых районах страны подвергались стерилизации, принудительным абортам или обязывались платить большие штрафы.
По закону штраф за нарушение политики планового деторождения может составлять до 10 годовых доходов. Среднестатистическому китайцу не по карману второй ребенок. Как сообщает New York Times, в мае 2007 года три тысячи крестьян Гуанси-Чжуанского автономного района в знак несогласия с непосильными штрафами устроили беспорядки у здания местного правления. Местный житель Лу Венхуа в интервью газете «The Sun» рассказал, что власти потребовали от каждого крестьянина заплатить 1300 долларов за превышенное количество детей. «Штраф слишком тяжел, так как годовой доход деревенских жителей составляет лишь 1000 юаней (~130 долларов)», — сказал Лу. Неуплата долга в течение трех дней ведет к сносу дома и конфискации имущества.
В Китае сложилась ситуация, в которой только местные «звезды» и просто зажиточные граждане Поднебесной могут позволить себе роскошь иметь «лишнее» чадо. Так, например, знаменитый китайский футболист Хао Хайдун заплатил в государственную казну штраф в 50 тысяч юаней (~7 тыс. долларов) за второго ребенка.
В КНР введена система генетического тестирования будущих супругов. Если невеста или жених не вполне здоровы, им отказывают в возможности жениться, заводить детей и в отдельных случаях подвергают принудительной стерилизации. Так власть «усовершенствует народ Китая».
За редкими исключениями горожане вообще не имеют права на второго ребенка. Деревенские жители получают разрешение на второго ребенка, если первой родилась девочка. Но в этом случае отец обязан пройти стерилизацию.
Положение девочки в Китае иначе как трагическим назвать невозможно. Старший сын наследует отцовский дом и дело, если тот ремесленник или торговец. Он обеспечивает родителям старость. Дочь – лишь обуза для семьи.
Женщина, узнав, что у нее будет девочка, чаще всего идет на аборт. Если она родит девочку, то завести второго ребенка – заветного мальчика — ей не позволит закон. И хотя 2006 году китайские власти ввели ограничения на ультразвуковое исследование с целью определения пола ребенка, родители обращаются к частным врачам и прерывают беременность.
Государственный департамент США заявил, что программы планирования семьи в КНР оказывают влияние на уровень детоубийств. Действительно, граждане порой не сообщают властям о рождении девочек. Нежеланных дочерей просто убивают, бросают в мусорные кучи, оставляют на улице, топят.
В 2007 году мировые СМИ осветили историю китаянки Луо Куифен, ставшей одной из многочисленных жертв демографической политики КНР. Однажды придя к врачу с жалобой на плохое самочувствие, женщина не могла даже предположить, что причиной ее недомоганий окажутся 26 иголок, в детстве вогнанных ей в тело. Луо Куифен – вторая девочка в семье. Врачи предполагают, что несколько иголок было введено новорожденной в роднички. Бабушка и дедушка решили избавить семью от бремени и то, что Луо осталась в живых, по словам ее лечащих врачей, «настоящее чудо». Сейчас она проходит лечение в госпитале провинции Юньнань.
Социальная обстановка в КНР заставляет людей отдавать своих детей в приюты, которые находятся на государственном обеспечении. Большая часть брошенных детей – девочки. В 1994 году журналисты из Великобритании, Брайан Вудс и Кейт Блуит, отправились с журналистским расследованием в одну из провинций Китая, где и сняли фильм »Комнаты смерти». Видеозапись демонстрирует, в каких условиях существуют маленькие дети, как они медленно погибают от отсутствия ухода, от голода и инфекций. Согласно данным организации Human Rights Watch, в конце 1980-х – начале 1990-х гг. смертность в одном из престижнейших приютов Шанхая достигала 90%.
Вся эта ситуация хорошо известна в Европе и Америке. Как следствие, только в 2006 году 6,5 тысячи китайских девочек были удочерены американцами. Такое же количество – гражданами других западных стран.
Международная федерация планирования семьи сообщает, что в Китае каждый год делается 7 миллионов абортов и 70% из них – по половому признаку. Это 4.9 миллиона нерожденных девочек. Халид Малик из Организации Объединенных Наций говорит о том, что в ближайшие 2-3 года нарушение баланса между мужчинами и женщинами составит 60 миллионов.
Огромное количество молодых мужчин не будут иметь шансов жениться и завести семью. В августе 2007 года газета «China Daily» сообщила, что китайские власти объясняют «рост преступности, растущий интерес к порнографии и нелегальные принудительные браки» гендерной диспропорцией.
Можно ли оправдать смерти миллионов детей стремлением к экономическому благополучию и процветанию? Как сказал нынешний вице-премьер КНР Ли Кэцян, «страна должна и впредь поддерживать низкий уровень рождаемости, чтобы обеспечить устойчивое развитие страны».
Однако не секрет, что наиболее благополучные территории в информационном обществе как раз имеют высокую плотность населения. Главное – не количество людей, а уровень образования, развитость инфраструктур, инвестиции в хайтек, уровень экономического роста и многое другое. В сегодняшней Европе социальные капиталы и, в частности человеческий ресурс, рассматривается как важнейшие при построении благополучного информационного общества.
Однако крайне неэффективная политика Китая по сокращению роста численности населения – лишь одна сторона медали. Одновременно с этим в Китае все большей популярностью начинают пользоваться идеологии, рассматривающие внешнюю экспансию как второй способ решения этой проблемы. Причем российская Сибирь здесь выступает в роли «исконно китайской территории».

Яна Сарно, Частный корреспондент

Share
This entry was posted in В Мире, Люди, Новости and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply