Как крадут детей: похищения девочек с индийских улиц.

Как крадут детей: похищения девочек с индийских улиц.

Смерть студентки, ставшей жертвой группового изнасилования в автобусе в Дели, вызвала массу животрепещущих вопросов о месте женщин в индийском обществе.

Широко распростренная в Индии практика абортов в случаях, когда родители узнают, что у них будет девочка, а также убийства младенцев тщательно задокументированы, но намного меньше известно о торговле девочками и девушками по всей стране в целях устранения образовавшейся диспропорции между мужчинами и женщинами.

Супруг-самозванец

Рухсана подметала пол, когда полиция ворвалась в дом.

Худенькая и большеглазая, она стояла в центре комнаты, сжимая в руке метлу. Полицейские окружили ее, расспрашивая наперебой: «Сколько тебе лет? Как ты здесь оказалась?»

«Четырнадцать, – тихо ответила она. – Меня похитили.»

Но пока девушка продолжала говорить, сквозь толпу возвышавшихся над ней полицейских пробралась старая женщина. «Она врет, – закричала старуха. – Ей 18, почти 19. Я заплатила за нее ее родителям».

Когда полиция повела девушку к выходу, пожилая женщина попросила их повременить. Она подскочила к девочке и потянулась к ее сережкам. «Это мое», – сказала она, вынимая их из девичьих ушей.

Год назад 13-летняя Рухсана жила вместе с родителями и двумя младшими сестрами в деревне, расположенной возле границы с Бангладеш.

«Я любила ходить в школу и играть с младшей сестрой», – вспоминает она.

Но детство Рухсаны однажды закончилось, когда трое мужчин затолкали девочку-подростка в машину, когда она возвращалась из школы домой. «Они показали мне нож и сказали, что порежут меня на куски, если я откажусь», – рассказывает Рухсана.

После изматывающего трехдневного путешествия на машинах, автобусах и поездах они добрались до дома в северном индийском штате Хараяна, где Роксану продали семье из четырех человек – матери и троих ее сыновей.

Целый год ей не разрешали покидать это жилище. По рассказам Рухсаны, ее неоднократно оскорбляли, били, помимо этого ее регулярно насиловал старший сын в семействе, который называл себя ее супругом.

«Он часто говорил: я купил тебя, поэтому ты будешь делать, что я говорю, – вспоминает девушка. – Он и его мать часто били меня. Я думала, что никогда больше не увижу своих родных, и плакала каждый день».

«Масштаб геноцида»

Десятки тысяч девушек ежегодно пропадают в Индии. Их продают для занятий проституцией, в домашнее рабство и все чаще, подобно Рухсане, – для замужества в северные штаты, где соотношение между числом мужчин и женщин сильно исказилось из-за нелегальной, но широко распространенной практики умерщвления женских зародышей.

Детский фонд ООН – ЮНИСЕФ – сообщает, что эта проблема приобрела «масштаб геноцида» и что Индия ежегодно теряет, по разным данным, от 25 до 50 млн женщин вследствие абортов и убийства новорожденных девочек. Индийское правительство оспаривает эти цифры, но с реалиями жизни в Хараяне сложно поспорить.

«У нас здесь не хватает девочек, – причитала женщина, купившая Рухсану и пытавшаяся убедить полицейских оставить девушку с ней. – Здесь много девочек из Бенгалии. Я заплатила за нее деньги».

Официальной статистики, сколько девушек проданы для замужества в северные штаты Индии, не существует, но, по мнению активистов, эта цифра растет, подогреваемая спросом на женщин на достаточно богатом севере страны и нищетой в других районах.

«Каждый дом на севере Индии испытывает прессинг, ведь в каждом из них есть молодые мужчины, которые не могут найти себе женщин и поэтому раздосадованы», – говорит общественный активист Риши Кант, основатель организации «Шакти Вахини» («Силовая бригада»), которая тесно сотрудничает с полицией для вызволения попавших в заточение женщин.

В одном из районов в регионе Сундарбан в Западной Бенгалии съемочная группа Би-би-си посетила пять деревень, в каждой из которых отмечены случаи пропажи детей, преимущественно девочек.

По официальным данным, в 2011 году в Индии пропали без вести около 35 тысяч детей, почти треть из которых были из Западной Бенгалии. По оценкам полиции, родственники сообщают о пропаже детей только в 30% случаев.

Похищения людей в Сундарбане участились после смертоносного циклона, уничтожившего рисовые поля пять лет назад. Местный фермер Бималь Сингх, подобно тысячам других индийцев, остался без заработка и поэтому с радостью воспринял предложение своего соседа предоставить его 16-летней дочери Бисанти работу в Дели.

«Она села в поезд и сказала мне: отец, не волнуйся за меня, я вернусь домой с деньгами, которых будет достаточно, чтобы ты выдал меня замуж», – с горечью рассказывает Бималь. С тех пор родные не получали от девушки никаких вестей.

«Полиция в курсе»

«Полиция для нас ничего не сделала. Один раз только пришли и постучали в дверь торговца людьми, но не арестовали его. Они обошлись со мной не слишком хорошо, когда я обратился к ним, и я боюсь идти в полицию», – говорит Сингх.

В трущобах Калькутты нам удалось встретиться с человеком, который зарабатывал себе на жизнь продажей девушек. Он не захотел раскрывать свое имя, но открыто говорил о своем «бизнесе».

«Спрос растет, и на этой волне я заработал много денег и купил три дома в Дели, – похвастался он. – Я продаю по 150-200 девочек в год в возрасте от 10-11 до 16-17 лет».

«Сам я не хожу на поиски – на меня работают несколько человек. Мы говорим родителям, что дадим их девочкам работу в Дели, а затем привозим их в агентства по размещению. Что с ними происходит дальше – это не моя забота», – констатирует он.

По словам торговца девочками, за каждую из них он получает 55 тысяч рупий (около 1 тысячи долларов). Важной составляющей его работы, по его собственному признанию, служат местные политики и полицейские.

«Полиция в курсе того, чем мы занимаемся. Мне приходится говорить полицейским, что я везу девочек, и давать взятки в каждом штате – в Калькутте, Дели, Хараяне, – рассказывает он. – У меня были проблемы с властями, но я не боюсь: если попаду в тюрьму, у меня хватит денег, чтобы купить себе свободу».

Глава отдела по расследованию преступлений, связанных с работорговлей, в штате Западная Бенгалия Шанкар Чакраборти, считает, что уровень коррупции в полицейской среде невысок, и уверяет, что его подразделение преисполнено решимости противодействовать торговле девочками.

«Мы организуем специальные тренировочные лагеря и информационные кампании. Нам также удалось вызволить множество девочек в разных уголках страны. Борьба идет», – заключает он.

Само существование подобного подразделения, добавляет он, демонстрирует решительный настрой властей. Активисты тоже признают, что полиция все больше узнает о проблеме торговли девочками. Каждый полицейский участок в Западной Бенгалии теперь имеет среди своих сотрудников борца с детоторговцами. Но нагрузка на суды очень велика, а ресурсы скудны.

Сами виноваты?

«Простые изменения в полиции не дадут результатов. Вот мы вместе с полицейскими освобождаем подростка, и что дальше? – задается вопросом Риши Кант из «Шакти Вахини». – Нам нужна быстрая реабилитация, а также нужно социальное благополучие и работающая судебная система”.

Риши Кант говорит, что стране необходимы «скоростные» суды, подобные тому, который был создан для подозреваемых в массовом изнасиловании 23-летней студентки-медика в Дели. Сделано это было не только для быстрого наказания виновных, но и для того, чтобы не позволить подозреваемым с легкостью выйти на свободу, уплатив залог.

Еще нужнее, по мнению некоторых, изменить отношение к проблеме в индийском обществе.

За две недели до потрясшего страну изнасилования в Дели группа влиятельных местных старейшин собралась в деревне в штате Хараяна, чтобы обсудить насущные вопросы, которые стоят перед общиной: изнасилования, нелегальные аборты и законы о заключении брака.

Один из выступающих поднял проблему «тревожного» роста числа изнасилований: «Вы когда-нибудь видели, как неприлично выглядят девушки на скутерах? Никакой скромности не осталось в женской одежде и поступках».

Другой выступающий говорил о причинах умерщвления женских зародышей: “В наши дни общество стало весьма образованным, и девочки из интеллигентной прослойки стали тайно убегать со своими женихами. Если девушки так позорят своих родителей и ведут себя подобным образом, то кто захочет заводить девочку?»

25-летняя Рупа была увезена из Хараяна в Бихар и продана в жены мужчине, который не смог найти себе невесту в местной общине. Семья мужа заставила сделать ее два аборта, пока она наконец не забеременела мальчиком.

Спираль насилия в Индии продолжает раскручиваться.

Источник: Русская служба Би-Би-Си

Share
This entry was posted in В Мире. Bookmark the permalink.

Leave a Reply