Пакистан: Церкви на прицеле “Талибана”

Фото с сайта news.christian.by

Фото с сайта news.christian.by

Христиане Пакистана за четверть века превратились из добрых соседей в объект ненависти. Об авторе: Джованни Бенси – итальянский политолог и журналист.
В пакистанском городе Пешавара произошли кровавые теракты. Автомобили, начиненные взрывчаткой, взорвались на главной улице старого города, перед одной из англиканских церквей. Не в первый раз в Пакистане совершаются покушения на культовые здания (и против церквей, как это было, например, в Бахавалпуре), но на этот раз новость меня особенно поразила, потому что насилие творят в городе, с которым связаны мои личные воспоминания.
Я жил в Пешаваре в 1980-е годы и оттуда в качестве корреспондента следил за войной в Афганистане. Пешавар был главным городом Северо-Западной Пограничной Провинции (СЗПП), которая теперь переименована в Хайбер-Пухтунква.
В те годы Пешавар был космополитичным городом, там говорили на английском языке, и при этом на пушту, урду, дари, пенджаби и узбекском языке. Конечно, присутствие 40-й Советской армии рядом, по ту сторону границы, создавало некоторые сложности, в первую очередь из-за наплыва огромной массы (около 4 млн.) беженцев.
Во время войны в Афганистане произошло событие, которое могло бы иметь тяжелые последствия, но о котором мало кто узнал. В кишлаке Бадабер, километрах в 30 от Пешавара, группа афганских моджахедов «Джамият-е ислами», возглавляемая будущим президентом Афганистана Бурхануддином Раббани, с ведома и согласия пакистанских властей содержала лагерь, в котором были заключены пленные советские военнослужащие. 25 апреля 1985 года пленные подняли восстание и после продолжавшихся несколько дней боев были истреблены с помощью пакистанских ВВС. Как раз тогда в СССР пришел к власти Михаил Горбачев.
Но, несмотря на эти события, Пешавар оставался сравнительно спокойным городом. В частности, почти не было терактов: время от времени, правда, где-то взрывались бомбы, но небольшой мощности и почти всегда без жертв. Говорили, что это дело рук ХАД, кабульских просоветских спецслужб. Да, по меркам мусульманского Востока это самое настоящее, почти безмятежное спокойствие. Это стало понятно в наше время, когда экстремисты совершают по-настоящему страшные акты насилия.
В 1980-е годы пешаварцы жили довольно зажиточно и в основном занимались торговлей и контрабандой. Контрабанда процветала на границе с Афганистаном, охраняемой солдатами правительственной армии советского ставленника Бабрака Кармаля, которые, впрочем, сами бойко участвовали в нелегальной торговле. Кипучая торговая жизнь вращалась вокруг двух базаров. Один – это исторический базар Кисса Хвани, то есть «базар сказителей», на котором в мирное время, в жаркие вечера появлялись своего рода акыны и распевали свои истории под аккомпанемент инструмента, который называется рабаб. На Кисса Хвани была масса магазинов, где продавали всевозможный товар, от чеканных медных тарелок с именами «Аллах» и «Мухаммед» до ковров и разных декоративных изделий – стеклянных и фарфоровых, а также лазурь, главный продукт афганского рудного дела. И, конечно, торговля шла по-восточному, с длительными переговорами, чаепитием… Зубодеры и цирюльники предлагали свои услуги прямо на улице.
На Кисса Хвани стояли прекрасные мечети, настоящие жемчужины архитектуры «индийского барокко». На этой улице – бьющемся сердце Пешавара – я бывал практически каждый день: там были офисы разных пакистанских политических партий, афганских «танзиматов» (групп антисоветского сопротивления), агентств печати, общественных организаций. Другой полюс общественно-экономической жизни Пешавара – это Саддар-базар (именуемый также The Mall) – главная улица английского квартала города в колониальное время. Но там магазины уже имели более «западный» характер, и кроме них размещались многочисленные банки.
В конце сентября с.г., через неделю после теракта у англиканского храма, двое террористов взорвались со своей машиной, начиненной взрывчаткой, на базаре Кисса Хвани, при этом погибли свыше 60 человек. Увидев снимки горящих автомобилей и обугленные тела жертв, я не мог не вспомнить базар того времени, полный жизни и энергии. В 1980-е годы в связи с военными действиями в Афганистане в городе ходила масса журналистов, псевдожурналистов и авантюристов всех мастей, которые по вечерам ужинали в ресторане «Салатин» и «Османия» и обменивались впечатлениями. Действовали военное положение и комендантский час, но никто не обращал на это особого внимания. Жизнь била ключом в любое время дня и ночи. Только ночью значительно усиливалась охрана, всюду военные патрули и КПП, чаще проверяли паспорта.
В религиозном отношении и тогда Пакистан был осиным гнездом. Но распри, полемика, перепалки и перестрелки имели чаще всего межмусульманский характер. Фундаменталисты: «деобанди», ваххабиты, ханбалиты и прочие боролись с умеренными: «барельви», суфиями; сунниты ссорились с шиитами и все вместе дружно атаковали неомусульманскую секту «ахмадия». Столкновения с другими религиями, прежде всего с христианами, не были заметны. Индуисты фактически исчезли после деления британской Индии в 1947 году, сикхов было так мало, что их не трогали.
В Пешаваре католики имеют свою церковь Святого Михаила Архангела, которая находится недалеко от Саддар-базара. Отношение населения к католикам раньше было в общем дружественное. Это видно хотя бы из того, что каждое воскресенье, когда верующие выходили после мессы, перед церковью выстраивалась длинная очередь моторикш, за гроши отвозивших людей домой. У католиков еще есть церковь Святого Иоанна Вианнея на кольцевой дороге, а у англикан – церковь Всех Святых, построенная в индийском стиле и расположенная на воротах Кохати в крепостной стене города. Именно на этот храм обрушилась в минувшем сентябре слепая ярость террористов, приведших в действие взрывчатку.
Сравнительному спокойствию в мусульманско-христианских отношениях положило конец появление в Афганистане талибов. Талибы установили в Кабуле террористический режим и в связи с американской и натовской интервенцией стали распространять свое влияние на соседнюю страну, где создали «Техрик-е талибан Пакистан» (Движение талибов Пакистана). Власти в Исламабаде активизировали применение статей Уголовного кодекса, касающихся «таухин-е рисалат» («презрение к посланию Пророка Мухаммеда»), то есть в их понимании «богохульства». Эта практика привела к трагедиям.
В ноябре 2010 года молодая девушка Асия Биби была приговорена к смерти через повешение по обвинению в богохульстве. Девушка-крестьянка в ссоре с другими женщинами якобы оскорбила Пророка. Но Верховный суд в Лахоре назначил новое слушание дела. История с Асией Биби приняла международный размах, и многие пакистанские мусульмане тоже стали требовать ее освобождения. Между тем двое выдающихся противников законов о богохульстве расплатились жизнью за выступления в защиту Асии Биби и религиозной свободы: бывший губернатор Пенджаба Салман Тасир и министр по делам меньшинств (сам католик) Шабхаза Бхатти. С тех пор христиане Пакистана вступили в черную полосу, которую только подчеркивают воспоминания о некогда относительно мирных днях в этой восточной стране.

Источник: Christian.by

Share
This entry was posted in В Мире, Гонения, Новости and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply