Почему я уже не стремлюсь «изменить мир»

мир с высотыНедавно моя подруга Кэти призналась мне в глубоком разочаровании из-за того, что не смогла «перевернуть весь мир» для Бога. Еще давно она поступила в христианский колледж и после его окончания получила работу – с помощью которой, как она думала, можно “изменить мир” – в церкви, которая посвятила себя “изменению всего мира”.

Но затем ее мечты разрушила длительная противодействующая политика церкви, которая превратила общину в организацию, зацикленную на самой себе. Через три года, увязнув в трясине студенческого долга и разочаровавшись в происходящей действительности, она оставила свое служение в церкви. “Единственное, что изменилось, – это я сама”, – с грустью призналась она мне.

Многие годы я вращалась в христианских кругах, где молодых людей, готовя к взрослой жизни, наставляли мотивационными пафосными призывами “делать для Бога великие дела”. Даже сейчас эту мысль можно услышать во всех уголках евангельского мира – в христианских колледжах, в программах по ученичеству, в консервативных и «прогрессивных» направлениях евангельского движения. Сколько среди нас – 20-летних, 30-летних – есть тех, кто посещали молодежные конференции, на которых спикеры убеждали слушателей, что они призваны изменить мир! И сколько есть молодежных пасторов, которые, руководствуясь благими намерениями, повторяют это детям в своих молодежных группах!

Был такой момент в моей жизни, когда я использовала такую риторику (возможно, с двумя-тремя впечатлительными молодыми людьми). Но теперь я отказалась от идеи убеждать молодежь в их предназначении перевернуть мир для Иисуса. Стала ли я из-за этого «теплой» христианкой? Поощряю ли я, таким образом, половинчатое ученичество? Не думаю. У меня было много разрывающих сердце бесед с молодыми людьми, которые когда-то, подобно Кэти, ревностно ответили на призыв “изменить мир” – отдали себя полностью на служение, работали в миссиях, социальных проектах, – и затем в течение двух лет “сгорели”. Как отметил Д. Мэйфилд в своей последней книге (с подзаголовком “записки миссионера-неудачника о вновь обретенной вере), юношеский пыл имеет свои границы.

С одной стороны, эти молодые люди пережили кризис среднего возраста (особенно в сфере профессии), переходные возрастные моменты – и это абсолютно нормально. Но многие эти кризисы стали результатом принятия такой концепции “духовного успеха”, которая требует посвящения всего времени на христианское служение, обещая “успешные поиски Бога, обращение всего мира и, возможно, в качестве бонуса заслуженное признание”.
Частично “измени мир” риторика является результатом того, как мы в церквях преподносим тему профессии. Хотя многие пасторы утверждают, что охотно принимают концепцию “священства всех верующих” – т.е. говорят молодежи, что они могут приносить славу Богу в качестве выгульщиков собак, баристов или нейрохирургов, – они в то же время неприкрытым текстом дают понять, что в иерархии ценностей для церкви является действительно важным. На первом месте стоят миссионеры. Далее следуют пасторы, штатные сотрудники церквей и миссий, духовно-социальные работники, которые работают на благо общества с особым христианским уклоном. Те же, кто не выбирают профессию-служение, находится ниже на иерархической лестнице “важности для Божьего Царства”. Их часто призывают в дополнение к их “светской” работе делать что-то “более ценное” – например, жертвенно служить общине в свободное время и щедро жертвовать финансы.
К такой “измени мир” риторике очень чувствительны молодые христиане около двадцати лет и чуть старше. Они начинают тщательно перебирать различные варианты профессий, чтобы принять решение, как строить свою жизнь. Амбиции и идеализм подогревают юношеский пыл в эти годы, но это слишком “воспламеняющееся горючее”. Если мы “добавим масла” в чрезмерное рвение выполнять Великое Поручение (идти по всей земле), преподносимое в версии “все без разбору вперед”, мы словно запускаем ракету в небо, и эта ракета, не имея четкой цели, рано или поздно падает на землю. Очень грустно и больно наблюдать за этими “жесткими падениями” в жизни молодых людей.
Блоггер Мэтт Мур недавно писал на своем блоге об одном таком “жестком падении”:

“Как бы я хотел повернуть время вспять и сказать всем тем, кто использовал “измени мир” риторику, – “замолчите!” Я понимаю (и ценю это), что многие из них были движимы благородным мотивом ободрить меня и усилить мой энтузиазм в следовании за Иисусом. Но все, что они сделали, – 1) усилили мою плотскую склонность возвеличивать себя; 2) снабдили меня небиблейскими ожиданиями насчет того, каким образом Бог использует нас могущественно.
Когда я однажды слушала “измени мир” призывы глашатаев-триумфалистов, то вдруг поняла, что их речи редко нацелены на тех из нас, кто среднего возраста и старше. Для нас амбиции означают перефокусирование на поиски подлинного смысла жизни и желание оставить после себя след. И даже когда мы в этом возрасте принимаем решение резко изменить свою жизнь – оставить обычную карьеру и заняться чем-то творческим, сосредоточенным на служении Богу, – наша риторика в контексте этих перемен все равно весьма отличается от той, которой пользуются “измени мир” спикеры.
Мой постепенный отход от риторики “великих дел для Бога” начался с тех времен, когда в средине моей жизни я столкнулась с целым рядом тяжелых потерь: смерть обоих моих родителей, два весьма неприятных опыта в моей церкви, опустошающее душу распутывание проблем в отношениях с моими близкими родственниками, срочная продажа нашего дома за долги и (совсем недавно) серьезный медицинский диагноз, который теперь изменит всю мою жизнь. Все эти моменты имеют мало чего общего с той атмосферой “великих дел для Бога”, в которой я находилась большую часть своей жизни.
Нужно отдать должное: мотивационные речи, призывающие “все отдать для Иисуса”, могут быть полезны, если их адресовать молодежи (да и всем нам), призывая к жертвенной жизни и служению. Однако эти призывы нужно весьма серьезно балансировать мощной моделью верности и серьезной концепцией “страдать со страждущими” – потому что большинство из нас рано или поздно сталкиваются с горькими потерями, идущими вразрез с риторикой амбиций и побед.
Возможно, более смиренная, скромная оценка нашей роли в чудесном Божьем плане для нашей жизни поможет нам культивировать стойкость, мужество и выносливость. В случае с Кэти моя роль заключалась в том, чтобы помочь ей собрать осколки ее мечты и показать, что Бог может сделать в ее жизни, работая с этими осколками. И когда она способна будет слушать меня, я расскажу ей, какие уроки я почерпнула в своей “пост-измени мир” жизни. Объясню, что верность в простых, незаметных вещах также приводит к радикальным результатам.

В Деян. 17:6-7 написано: “Не найдя же их (Павла и его спутников), повлекли Иасона и некоторых братьев к городским начальникам, крича, что эти всесветные возмутители пришли и сюда, а Иасон принял их, и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса”. Если мы стараемся следовать за Иисусом, то Бог действительно изменяет через нас мир – хотим мы этого или нет. Но в этом случае заслуга всякого успеха будет Божьей – не нашей. Как отмечает автор и священник Тиш Харрисон Уоррен: “Возможно в конце времен наша короткая молитва о враге, маленькое проявление доброты к соседу и планирование бюджета на скучный вторник станут революционными историями о том, как Бог творит все новое”.

Голос Истины по материалам Christian Today

Share
This entry was posted in Вечерний Портленд, Давай Поговорим, Общество, Статтьи and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply