Странно и противно, когда иерархи Церкви лезут во власть

Фото с сайта prosvet.tv

Фото с сайта prosvet.tv

Не секрет, что отношение к Майдану в России является в большинстве своем негативным. О причинах таких взглядов ПРОСВЕТ.ТВ рассказал Константин Койда, юрист, кандидат наук, руководитель юр.департамента АХЦ «Союз Христиан» в 2005-09 г.г.
ПРОСВЕТ.ТВ: Константин Никанорович, как можно охарактеризовать то, что сейчас происходит в Украине?
Константин Койда: Однозначно, в Украине произошел вооруженный захват власти. Особенностью захвата является то что смены власти требовали те, которые в нормальных условиях демократических выборов не победили бы. Поэтому они использовали ресурс ЕС и США. Я уже писал, что это очень напоминает грабежи в Москве и СПб в 90-е годы.
Заходит человек поздно вечером в подземный переход, к нему пристает малец: – Дядя, дай часы! – Отстань! Из-за угла выходят два бугая: – Чего мальца обижаешь? Отдай ему часы! Именно так действовали ЕС и США.
Влияние ЕС и США на Януковича определяется не только и не столько тем, что они привлекательны для народа Украины, а тем, что там зарыто добро Януковича и семьи. Поэтому он и боялся применить силу, послал безоружных милиционеров и Беркут против Майдана. Не велел им давать боевые патроны. Он не Лукашенко, который на угрозу арестовать активы, ответил: Найдете – забирайте. Сейчас, кстати, в России это стали понимать и уводят активы из Европы и США, кто собирается править.
Переворот был вооруженный потому, что милиция не была вооружена, снайперы были майданские, стреляли по обеим сторонам, для провокации, коктейли Молотова были майданские. ЕС и США провели переговоры с олигархами, чтобы те не помогали Януковичу и Партии регионов. Янукович, по вышеописанной причине, боялся применить силу, а любое оружие майдана против безоружных – это вооруженные действия.
ПРОСВЕТ.ТВ: Как вы считаете, кем инициированы действия по организации Майдана?
Константин Койда: Беспределом семьи Януковича были возмущены большинство украинцев, включая олигархов, которые не были равноудалены от власти, поэтому, когда он стал пытаться доить и Россию и ЕС, что, безусловно, в интересах Украины, то вынужден был не подписывать Договор с ЕС. Это и стало поводом выхода народа на Майдан. В основном, не оплаченным никем. В Украине народ непуганый, в него мало стреляли. 2004 прошел без жертв. Дальнейшее сидение на Майдане оплачивалось из-за границы и олигархами (см. выше, Порошенко).
А вот кем были инициированы дальнейшие действия – не могу знать. Слишком много у всех интересов. И у ЕС, и у США, и у России. Но России такой вариант сейчас не нужен. Своих проблем хватает. Хотя, конечно, учитывая то обстоятельство, что в Украине осталась значительная часть оборонной промышленности, а у РФ есть планы по перевооружению, в ЕС мы Украину отдавать не хотели, а, соответственно, ЕС и США не хотели оставлять ее нам. Отмечу, что произошедший захват власти безусловно нелегитимный, как и любой захват власти.
ПРОСВЕТ.ТВ: Отношение украинских церквей (вне зависимости от деноминаций) к ситуации в стране резко разделилось: от области активного участия, благословения митингующих и проклятия силовиков до варианта абсолютного игнора и сосредоточения на молитве. Можно ли как-то охарактеризовать этот диапазон участия-не участия и есть ли какие-либо примеры участия церкви в государственных переменах такого уровня в истории других государств? Каковы перспективы церквей, однозначно занявших сторону победивших и сторону проигравших?
Константин Койда: Начнем с того, что в законодательствах большинства государств, кроме Ирана, Ватикана, и др., церковь отделена от государства и не может заниматься политической деятельностью.
Поэтому странно и противно, когда иерархи церкви лезут во власть (Кипр семидесятых годов 20-го века) или в советчики власти (Россия, 21-й век). Принимая участие в политических действиях (партийная работа, выборы, митинги, демонстрации, майданы, захваты власти) церковь однозначно нарушает законы своей страны.
Допустимый диапазон участия или неучастия церкви в таких событиях – нейтралитет в политике, молитва за страну и всех людей. Образцом такого примера может служить поведение Патриарха РПЦ Алексия в 1993 году. РПЦ тогда была со всей Россией, а не с конкретной властью.
Что будет с церквями Украины, не соблюдавшими нейтралитет? Славившие майдан сначала получат слова благодарности, возможно, что-то материальное, а потом о них постоянно будут вспоминать, и привлекать, когда надо будет кого-нибудь облаять или предать анафеме.
Церквям, поддержавшим ушедшую власть, будет еще хуже. Даже без команды, вожачки, занявшие должности прежней власти, будут постоянно напоминать им, что они менее правые, чем другие, и не должны рассчитывать ни на что. Уцелеют только сильные церкви и с ресурсом на Западе или в России.
ПРОСВЕТ.ТВ: Сразу после победы Майдана резко активизировался вопрос русского языка и национальности. Насколько это может поляризовать отношения между церквами в России и Украине? Чем это чревато, как избежать? Кто виноват, и что делать?
Константин Койда: Сразу же после захвата власти всегда и везде ищут виноватых, чтобы оправдать свои действия. У СДРПб – богатые и попы, у республиканцев в Испании – католическая церковь, у НСДАП – евреи, у Майдана пока только москали и их язык. Это не инициировано никем. Это, как бытовой антисемитизм, особенность культурного и образовательного уровня пришедших к власти. В стране, в которой половина населения говорит по-русски, это мог задумать только ненормальный.
Мне это напомнило недавно прочитанный в Интернете анекдот о том, как Билл Гейтц выбирал Майкрософту представителя в Европе. Требовалось, что представитель знал хорватский и сербский языки. В итоге в зале остались только два претендента. Билл подошел, и попросил их поговорить между собой на хорватском. Претенденты заговорили на иврите.
Насколько это может поляризовать отношения между церквами в России и Украине? Ни на сколько! Если общались, так и будут общаться. Отмечу, что захвата церквей РПЦ на Украине не допустит ни Россия, ни ЕС. Протестантским и Евангельским церквям после сближения с ЕС станет лучше. Кто виноват и что делать? Виноват, прежде всего, Янукович, который рулил, под собою не чуя страны. Что делать? Мои украинские дед (участник Брусиловского прорыва), бабушка и отец (д.т.н., профессор из села Б.Мошковцы) всегда в таких случаях говорили: “Надо якось жити”… .

Константин Койда, юрист, кандидат наук, руководитель юр.департамента АХЦ «Союз Христиан» в 2005-09 г.г. специально для ПРОСВЕТ.ТВ

Share
This entry was posted in Взгляд, Евромайдан, Интервью, Украина and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply