Что такое религиозная свобода?

Фото baznica.info

Фото baznica.info

Данная статья является вне-библейской, т.е. не опирается на конкретные библейские тексты, хотя и отражает некоторые ее истины. Ее возможная ценность – некоторые аргументы, которые можно использовать в беседе с нецерковными людьми, для которых Библия пока что не является авторитетным источником познания.
Религия – это правильное отношение к Божественному. Религия – не только источник ценности или значимости, но это и готовность быть вовлеченным в те отношения, которые Божественное от нас ожидает. Эту истину не должно затмить разнообразие традиций. Есть много различных доктрин, писаний, идей, предлагающих свой путь к “истинной духовности”. Но все это разные попытки достижения одной и той же реальности: правильного отношения с Божественным.
Например, я могу считать разум главным инструментом познания истины, включая сюда не только логическое мышление и моральные суждения, но также суждения исторические, научные и др. Кто-то может не соглашаться с моими концепциями, но это и не обязательно для того, чтобы понимать важность благой религии, той, которая несет добро и пронизывает всю нашу жизнь, подчиняя себе наши суждения, поведение, поступки.
Если это так, тогда следует признать, что человек имеет полное право поднимать те вопросы, которые порождает его религиозный опыт, и честно на них отвечать. Без этого религия неспособна принести ему высшее благо. Если же религиозный опыт требует четкого рационального осмысления, мы должны с уважением относиться к доктринальным суждениям такого человека, ищущего религиозную истину и старающегося воплощать ее в своей жизни. Такое уважительное отношение к нему и есть религиозная свобода. Еще раз, религиозная свобода – дать человеку возможность определять религиозную истину и жить согласно ней.
Поскольку никакая религия не может быть искренней, если в ней присутствует элемент принуждения, религиозная свобода приобретает в этом свете особую важность, даже необходимость. Вот почему религиозная свобода является фундаментальным человеческим правом. И это не просто право “на поклонение”. Если религиозные убеждения человека побуждают его к публичному выражению своей веры – это важная часть религиозной потребности, которую нельзя подавлять. Нельзя также наказывать человека за “оставление веры” или “переход в другую веру”, если он следует голосу своей совести.
Религиозной свободой во всех ее измерениях должны обладать представители даже самых примитивных религий. Даже атеисты. Неправомерно будет принуждать атеистов выполнять какие-то религиозные обряды, пусть и руководствуясь самыми благими намерениями. Человек, даже заблуждающийся, имеет право жить согласно своим представлениям о реальности. Насилие ради блага – это уже не благо, поскольку отвергается фундаментальная составляющая несущей-благо религии: свобода.
Разумеется, существуют разумные ограничения религиозной свободы. Религиозная свобода, несмотря на всю ее важность, не может быть безграничной, поскольку такая безграничность свободы может стать источником великого зла.
Даже великая цель иметь правильные отношения с Божественным не может оправдать плохих средств с точки зрения морали, пусть даже верующий и руководствуется самыми благими намерениями. Я не сомневаюсь в искренности ацтеков, приносящих человеческие жертвы, поскольку их религиозная истина требовала от них применения насилия и даже пыток. Но такая практика чрезвычайно аморальна и не может быть предметом толерантности. Также если религия требует притеснения религиозных свобод других религий, должно быть жесткое ограничение свободы “религии насилия” ради торжества самой идеи религиозной свободы. Другими словами, мы должны позволять религиозному человеку следовать требованиям своей совести и религии, если это не противоречит религиозной свободе и совести других людей, не приводит к насилию.
Что такое совесть? Джон Генри Нюьмен (известный борец за свободу совести) верил, что люди, неся в себе образ и подобие Творца, являются свободными, разумными созданиями. Даже после того, как он, оставив англиканскую церковь, переметнулся в лоно католической церкви, он написал: “Папа – это хорошо. Но совесть – в первую очередь”. Ньюмен ставил свободу совести выше долга перед церковью и папой. Совесть человека может входить в противоречие с официальной религией, которой он принадлежит. Именно совесть побуждает человека переходить из одной религии в другую.
Совесть – сильный внутренний контролер, однако в наше время она часто заменяется ужасной подделкой: свое-волием, что является результатом всеобщей аморальной деградации и индивидуализма.
Совесть, как ее понимал Ньюмен, является полной противоположностью пропагандируемой в наше время “автономии” (независимости). Концепцию совести современная культура превращает в механизм поощрения вседозволенности и крайнего индивидуализма. Человеку “разрешили” самому определять свое бытие и создавать свою концепцию мира, свое понимание тайны человеческой жизни. Согласно этому подходу, всякий протест против морального разложения можно воспринимать как “подавление совести” тех, у кого “аморальное видение мира”. Итак, назначение совести – не создавать свое учение, свои собственные концепции и определения, но лишь “реагировать” на отступление от моральных и религиозных принципов, автором которых сам человек не является, но которым решил следовать.
Важно также понимать, что совесть относится больше к сфере рационального, поскольку ее основа – осознание долга, своих обязанностей. В настоящее время ее, однако, хотят свести к сфере эмоций, чувств. В итоге смещается фокус с “долга” к “позволению”. Такая совесть “разрешает” делать человеку все то, что позволяет ему чувствовать себя хорошо.
Итак, совесть не следует путать со свое-волием. Концепция Ньюмена (и я ее придерживаюсь) проста: у совести есть права, потому что у нее есть обязанности. У нас есть право следовать требованиям своей совести и обязанность уважать свободу совести других людей, особенно в области веры и религиозных убеждений.
Следует помнить: свобода совести не означает признания “автономии” людей, потому что чаще всего люди следуют своей совести не потому, что они хотят это делать, а потому что НЕ ХОТЯТ, но вынуждены подчиняться ее требованиям. Совесть – это не уступка своим эмоциям, но подчинение своих эмоций. Такое понимание совести противоречит современной гедонистической концепции: “делай это, если это дает тебе позитивные эмоции”.
(Роберт Джордж – председатель Международной комиссии по религиозным свободам в США)

Голос Истины по материалам Public Discourse

Share
This entry was posted in В Мире, Новости, Религия, Статтьи and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply